papa_gen (papa_gen) wrote,
papa_gen
papa_gen

This journal has been placed in memorial status. New entries cannot be posted to it.

Притча № 4. О том, как Павел Иванович газовый баллон в машину устанавливал

Вчера занимался на заднем дворе алхимическими опытами, посильно помогал Президенту и Национальному Лидеру, которые как чуткие акушеры готовят государство к рывку. Выращивал лучистый кристалл русской ноосферы.

Только приступил к выращиванию, как стали слышны покаркивания лоснящихся от испитой энергии человеческого тела стервятников. Их хищные клювы, казалось, несли в себе смерть, разложение, высшее проявление гадостей и ужасов Антимира. Густые черные тучи заслонили небосвод, не давая пробиться лучику солнца, осветить замерзающие, понуждаемые к упадку и деградации просторы Отечества нашего.

Но собрав, волю в кулак, призвав Евпатия Коловрата, а равно произнеся приличествующие алхимические заклинания, силы Антимира удалось отослать восвояси. Правда, кристалл вышел какой-то мутный и пах как-то не очень. Есть подозрение, что противники модернизации таки сумели нагадить в бадью.

Содержимое бадьи вылил в канаву, от чего вода в канаве пошла некими разводами, потом из канавы пошел едкий и густой дым, из которого вылезла жаба размером с подсвинка. Такая вся склизкая, вонючая и вся в пупырышках. Смотрела на меня весьма плотоядно, постоянно разевая рот. Бросил в нее кристалл.

Жаба кристалл сглотнула налету. Только сглотнула, как взорвалась с диким треском и вонью. Так и не понял, что сия аллегория собой знаменовала.

Покончив с хтоническою жабою, узрел на огороде бродящего меж выкопанных картофельных грядок мужика в ватнике и в некоем подобии богатырского шлема в виде ушаночки. Поднапрягши память, понял, что это – Евпатий Коловрат, с которым мы гоняли по огороду чертей. Ну, не погонишь же человека со двора с пустыми руками. Пришлось заняться дистилляцией, сиречь возгонкою.

Вот, что писал мой вероятный предок Адальберт Великий: «Я видел немало таких, кои с большим тщанием совершали процедуру возгонки, проходящую обычно наверняка, но не доводили до конца, спотыкаясь на непонимании изначальных принципов». Как все верно!

В общем, исходя и понимания изначальных принципов, надисциллировал я ему целую поллитру первача. Даже водой разбавлять не стал. Дал ему леденец на свекольном соку и пирожок с капустою. Ну, и что, что подгоревший. Я ж от всей души широкой моей презентовал, а дареному коню…

Спровадив Евпатия Коловрата, пошел принять дневную трапезу, да соснуть часок-другой. Но соснуть не удалось. Соседушка мой Павел Иванович пытался вытащить из колдобины свою таратайку прямо под моими окнами. Хотел я на него своих бордосских псов спустить, да багром огреть, но раскинув мозгами, передумал.

С соседями в мире жить нужно. Хожалого человека багром отходить не грех, а соседа, только если он тебе забор подпалить хочет или, положим, кошек дохлых в колодец накидал. Тогда, да, бери смело багор и спускай псов. А так лучше в мире. Оно, конечно, есть и такие соседи, что и в страшном сне не приснятся. А тут вот они, голубчики, у калиточки твоей стоят, в звоночек звенят. И ни почем не знаешь, за чем они пришли, то ли мозг твой выесть, то ли денег просить. Я, как только этих соседей из-за занавесочки увижу, сразу везде свет в доме тушу и сижу тихо-тихо. Как мышь в норе сижу.

Павел Иванович, правда, не такой, степенный мужчина твердых нравов и исключительно бережливый. У него всякая палочка, да что там палочка, сучек к делу приспособлен будет. Он даже все свои самобеглые коляски на газ переводит. Домовитый хозяин!

Думаю, пылкому юношеству полезно будет знать, как Павел Иванович свой экипаж на газ перевел. Жутко нравственно-поучительная история.

Была у Павла Ивановича «Волга». Тоже на газовом ходу. Да не то, что была. Она и сейчас у него есть. Но она так газом пропахла, что ездить в ней стало не то, что опасно, а боязно. Такое впечатление, что сейчас взорвется. Вот Павел Иванович, значит, «Волгу» в гараж закатил, а сам поехал в губернский град, где и купил «Шкоду». Большую такую и красивую. Серебряного цвету. Купил и, урча и повизгивая, прикатил в наши палестины.

И стал он у нас на этой колеснице кататься, форс свой показывать. Месяц катался, другой. Все катается. Пыль столбом поднимает, прохожих водою из луж поливает. Весело катался. А потом подходит как-то ко мне, когда я своего бугая осторожненько на наши колдобины из ворот выкатывал, и говорит: «Прямо не знаю, что и делать».

– А что такое? – спрашиваю его так галантерейно.

– Да жрет, зараза, много, никаких денег не напасешься. Буду ее на газ переводить.

Я ему про гарантии, мол, ты, Павел-Ваныч, смотри, с гарантии паскуды снимут, а он:

– Я контору нашел. Сертифицированную!

Вот поставил он, значит, себе газовые баллоны и давай опять кататься. Две недели катался. На третью неделю почуял в машине запах газу.

– Вот, - думает, - клюква. И эта машина несчастливая.

Осерчал Павел Иванович на газовых кудесников, так осерчал, что попадись они ему в тот момент, когда запашок пошел, думаю, он им бы страшные казни устроил. Какие, уж и не знаю. Монтировкой бы по кумполу съездил, или мешок на голову надел, да газ туда пустил. Да, да, тот самый газ, что в баллоне.

В общем, бросил он все дела и помчался стремглав в губернский город в контору, где ему баллоны ставили. Ну, понятное дело, дорогою остыл несколько. Так что по приезде никого убивать не стал, но суровость во взглядах и решительность в речах имел необычайную. Именно благодаря этой суровости машину его к осмотру и приняли, хотя всего полчаса до закрытия оставалось.

Целый час три газовых мужика всюду лазали, все обнюхивали и смотрели. Слюнями слюнявили и мылом мылили. И не травит нигде, а запах есть! Даже прибор принесли, детектором называется. Стали им газ искать. Нет газа. Газа нет, а запах есть. Прямо наваждение какое. Наконец, один из газовых мужиков извлек из-под запаски пакетик то ли с килькою, то ли еще с какой мелкой рыбешкою. Это теща Павла Ивановича коту купила в губернском городе, а пакетик из сумки выпал.

Пах пакетик жутко. Уж так пах! И не описать даже, какие фимиамы он испущал. Тут уж Павел Иванович испугался, что работяги ему детектором по репе съездить могут.

Но работяги ему ничего не сказали. Посмотрели только по-пролетарски непримиримо и отчасти зловеще, да и выписали ему счетец такой, что он до сих пор кряхтит, да тещу ласковыми словами поминает.

Вот такая поучительная для младой поросли история приключилася с Павлом Ивановичем.

Мне вот только одно интересно. Что же там у него в «Волге» такое загадочное лежит, что «Волга» за версту газом воняет?
Tags: Притчи
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 8 comments