papa_gen (papa_gen) wrote,
papa_gen
papa_gen

This journal has been placed in memorial status. New entries cannot be posted to it.

Притча тридцать восьмая. Как владелец хозмага Харитон Федорович в универсам на маршрутке ездил


Трава на просеке сосновой
Непроходима и густа.
Мы переглянемся и снова
Меняем позы и места.

Борис Пастернак


Смело уподоблю себя куску сот, наполненных душистым и янтарным медом. Вкруг меня, словно некие пчелы, роятся в замысловатом танце какие-то люди, порой странные и непонятные. Как-то раз посетили меня сектанты: пытались продать книжку с большими буквами и цветными картинками, твердили настойчиво о добрых делах. Попросил их отнести до помоечки пакет с мусором – обиделись и ушли. А ведь хотел угостить их вкусной и питательной водочкой.

А то приходят люди с частичной амнезией. Очень хорошо помнят, кто и сколько им должен, и когда отдать должны, но абсолютно не помнят, кому сами задолжали. Я таких хорошо понимаю, сам такой.

Ведь в чем есть главная сущность денег, их, так сказать, экзистенция? А в том, любезный моему сердцу читатель, что получаем мы их всегда во временное пользование. Кажется, вот только что мошна была ими набита, а глазом не успеешь моргнуть, их уже нет. Златые горы насыпаны были, вот же только что осязал, даже нюхал и отчасти лизал, а уже испарились. Не от этого ли идет таинственный шарм банкнот, загадочно-неброское очарование помятых и засаленных кредитных билетов? Поневоле лихоманку какую подхватишь, не то, что амнезию. Это я как заслуженный член местной ячейки Всероссийского добровольного общества идейных борцов за денежные знаки говорю.

А без денег нонче совсем худо, особливо на личном фронте.

Прихожу как-то домой после трудового будня, а в прихожей сумочка ненаглядной висит. Хорошая сумочка, почти новая. Не крокодиловой кожи, конечно, но и цены немалой. Видно так висит, с любого места видать. То есть висит с намеком. Посмотрел я на этот намек. Вижу, замочек так слегка у сумочки расхлебался. При том не просто так, а будто его кто-то гвоздиком каким нарочно поковырял. Ну, сделал вид, что намека не понял и сумочку не заметил. Неделю этот ридикюль в прихожей провисел, даже пылью покрываться начал, хотя раньше извлекался из шкафа только по особым случаям: в гости сходить, к парикмахерше визит сделать, променад по бутикам в Северной Пальмире устроить.

И каждый раз, как входил на кухню, дабы испить стопку водки и съесть тарелку борща, наваристых щей, а то и супчика на форели, чувствовал, как подруга жизни буравит меня лазерными лучами, исходящими из бездонных озер ее глаз. Мол, заметил этот остолоп ее знак или нет. Но остолоп всем своим видом активно показывал, что существо он бездушное и заскорузлое, а потому никакие символы читать не научен.

Наконец, поехали в субботу в губернский град за покупками. Мы почти всегда по субботам туда ездим – служим своим низменным потребительским инстинктам: крупу всякую купить, макароны опять же, склизких гадов каких морских, еще чего-то по обжорной и хозяйственной части. Короче, на неделю затариваемся. Ездим обыкновенно по одиночке, то я, то она, а тут вдруг ей приспичило в «одно местечко» заглянуть, якобы исключительно в видах экономии семейного бюджету. И, главное, что сумочку эту с собой взяла.

Ладно, думаю, раз в видах экономии, то поехали. Километра не отъехали, а женушка:

– Ой, у меня сумочка поломалась! – Решила, значит, раз так не реагирую, то мне в нос ею тыркнуть, чтоб уже не отвертелся перед лицом сурового факта бытия.

Остановил машину и говорю душевно:

– Дай посмотрю, вдруг исправлю.

А она мне, нахмурившись:

– Не дам! Вдруг ты ее окончательно сломаешь? Лучше я ее так выброшу! – Сказала и выбросила.

Взяла и прямо в грязный придорожный снег белую сумочку с позолоченными застежками в окошко машины выбросила! Сумочку! Почти из крокодиловой кожи!

Пылкие несмышленые юноши возмутиться могут, мол, совсем гражданка без логики. А между тем тут логика очень даже прямая. Вы думаете, к чему она защелку на этой сумочке гвоздиком расковыряла, да потом в прихожей мне выставила? А к тому, любезные юноши, что у ейной лучшей подруги новая сумочка объявилась, а следовательно, эта белая того глазету уже в приличном женском обществе иметь не может. В тираж вышла сумочка. Кончился ее срок службы в не имеющей конца битве, где одно женское тщеславие борется с тщеславием всех остальных женщин мира! А тут я такой толстокожий не замечаю горя своей половины, только что потерпевшей поражение на сумочном фронте. Тут любое предложение починить защелку воспринимается как грубейшее оскорбление, ибо подразумевает, что останется она со старой сумочкой, да еще и побывавшей в ремонте. Такая она, женская дипломатия, понимать надо!

Или возьмем туфли-сапоги всякие. Не повседневные, конечно, а парадно-выступальческие, что покупаются исключительно для вываливания челюстей у подруг. Подходит как-то раз женушка, целует в ушко и шепчет ласково-многозначительно:

– Света себе новые сапоги купила…

И не дай Боже ей ответить:

– Ладно, на следующей неделе куплю тебе ТАКИЕ ЖЕ.

Таким ответом можете на месяц борща лишиться. Вот зачем ей ТАКИЕ ЖЕ сапоги? Чтобы ходить с подругой одинаковыми, как два инкубаторских цыпленка? И как мужик может купить ей сапоги? Он размер знает? Он модель запомнит? И потом, он разве может знать, где ДЕШЕВЛЕ?

Запомни, милый юноша, если желаешь, чтобы твоя семейная жизнь была счастливой, и думать не моги произносить такие неприличные слова. Когда жена тебе говорит, что ее подруга купила себе новые сапоги, она, считай, прямым текстом информирует тебя, что ты должен дать ей деньги на новые сапоги, при том дороже, чем у ее подружки.

Талейран, этот великий мастер дипломатии и интриги, как-то сказал: «Женщины! Можно быть у их ног. У их колен… Но только не в их руках!» А уж он-то знал, о чем говорил. Ему же принадлежат великие слова: «Женщины и есть политика!» Ни один министр иностранных дел до таких тонкостей не додумается, до чего может своим умом дойти непримечательная с виду старушка.

Совершаю как-то раз моцион, собачку выгуливаю, иду мимо остановочки рейсового автобуса, что ходит из губернского города к нам в поселочек. Только-только этот самый автобус отошел. Там свежевыгрузившаяся бабуся сидит с котомками какими-то. В руках мобильник, и она в этот мобильник неуклюже тыркает, пытаясь написать СМС-ку. Увидя меня, говорит:

– Мил человек, будь так ласков, помоги.

Беру мобильник, спрашиваю:

– Чего писать-то?

– Пиши: «Подлец. Не ищи меня. Я у мамы»…

Такая вот бойкая старушенция мне попалась. Ведь что мы тут имеем? А имеем пример самой изощренной, я бы даже сказал, циничной дипломатии. Уж не знаю из-за чего они с ее дедом поругамшись, но ведь как уела обидчика! Наверняка довела его до предынфарктного состояния.
Это вам не шутка, в семьдесят лет обнаружить, что супруга испарилась в неизвестном направлении. Чай, по детям звонить стал, выяснючи, не у них жена скрылась. Потом, понятно, по знакомым-товаркам, потом и до больниц дело дошло… Дедуся, думаю, не одну пачку валидола сожрал, за сердце хватаючись. И тут такая весточка. Он, полагаю, этому «подлецу» радовался сильнее, чем когда она «родненьким» его величала. Тут же побежал на автовокзал, чтобы ехать по адресу, что она предусмотрительно указала. Ехать и каяться. Падать, так сказать, ниц.

Такая вот простая бабушка с котомками, а голова как у Талейрана! Одна СМС-ка, а как раскрывает величие женского ума, его железную, даже чугунную логику. А вы говорите, что у женщин логики нет. Да у них, у каждой, этой самой логики вагон и маленькая тележка.

Хотя, конечно, всякое бывает. Есть у меня приятель один, активный баблонавт Харитон Федорыч. Он хозмаг содержит. Обоями всякими торгует, унитазами опять же, краской разной, лампочками, короче, труждается на ниве снабжения населения замочно-скобяными изделиями. И есть у него супруга, Анна Илларионовна. Ее при всем желании в отсутствии логики попрекнуть нельзя, потому как она эту самую логику и преподает. Просвещает студенчество, так сказать. Зажигает искорку разума в потьмах невежества.

И эта Анна Илларионовна один раз такое выдала, что потом сама же со всеми ее глубочайшими познаниями логики объяснить никак не могла. Отправляясь летом на три дня на дачу, она, как и всякая любящая и заботливая супруга, наварила мужу на все это время супу, нажарила котлет, того-сего по мелочи, чтоб ненаглядный ни в чем недостатку не имел. Даже малек коньячишка купила, чтоб не скучно ему было. Рубашек нагладила, носков настирала. Короче, явила себя во всей супружеской красе.

Окончив все эти хлопоты, она села на кухне за стол и написала на листочке бумажки: «Я на дачу уехала. Суп и котлеты в холодильнике. Рубашки и носки в шкафу. Ключ у соседки. Не скучай, веди себя хорошо, чмоки, Аня». Такая вот эпистола. Положив послание посреди стола, Анна Илларионовна вышла из квартиры, заперла дверь и отдала ключ соседке…

Когда вечером Харитон Федорыч вернулся домой, он увидел квартиру запертой, а где ключ, ему было совсем даже не ясно. Так бы и куковал мужик все эти три дня, не понятно где, может, и в магазине своем ночевал на раскладушечке меж залежей замков и ключей, если бы через час на улицу не вышла соседка, которая и отдала ему вожделенный ключ.

С ним, кстати, весьма поучительная история для пылкого юношества приключилась. Был я у него в гостях, и вдруг выяснилось, что для торжественного стола кой-чего не хватает. Ну, и послала нас Анна Илларионовна в ближайший универсам за этим кое-чем. А как мы уже слегка были выпимши, то решили от греха подальше до универсама на маршрутке доехать. Вот подходим мы к кольцу маршрутки, садимся, ждем, когда поедем, и тут внезапно звонит у него мобильник.

Думаю, все представляют, какое это мучение слушать чужой разговор по мобильнику. Схема его банальна до ужаса:

— Ты где? А?! Плохо слышно! Я в маршрутке! В маршрутке, говорю! Что?! Нет, еду на работу! НА РАБОТУ! Что? А ты где?!

И весь салон поневоле слушает эту ахинею. Но вот этот разговор Харитона Федорыча, вне всякого сомнения, врезался в память всех пассажиров той маршрутки, даже водитель с открытым ртом сидел, ловя каждое слово этой увлекательной беседы.

— Не волнуйтесь, расскажите подробнее, — голосом умудренного опытом врача говорил Харитон Федорыч. — И давно это у вас?.. Оргазмы бывают?.. А часто?.. Извините, это происходит только с мужем или?.. И сколько у вас любовников? Трое?.. Да… Да…

На слове «любовники» пышная дама, сидевшая напротив нас, выразительно подняла брови, а водитель громко икнул. Харитон Федорыч же невозмутимо продолжал разговор:

— Альтернативные варианты пробовали? Ну, я имею в виду орально или еще как причудливо… Да… Да… Нет, групповой пробовать, наверное, не стоит… Нет, не рекомендую… Ну что я могу вам посоветовать? Только одно — обратитесь к сексопатологу. А сейчас вы ошиблись номером, — сказал Харитон Федорыч и повесил трубку.

Вот такая во всех смыслах поучительная для пылкого юношества оказия произошля с видным баблонавтом Харитоном Федоровичем.
Tags: Притчи
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 18 comments