Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

Бисирую. Нюрнбергская свинина/ Nürnberger Schweinefleisch

Популярность рецепта Нюрнбергской свинины превысила всяческие мои ожидания. Люди теребят меня постоянно, не давая мне покою. А потому решил выложить его вновь, но уже верхним постом, дабы не лазать по недрам своего ЖЖ в его поисках, чтобы потом дать ссылку.


Nürnberger Schweinefleisch

Я, если честно, испытываю пристрастие к блюдам простым в готовке. Нет, можно, конечно, и мясные нюрнбергские кочашки сделать, блюдо очень даже вкусное, но как только вспомню, что там вначале нужно бульон на говяжей косточке отварить, да так, чтобы бульон этот прозрачным был, сразу скучно становится. Здесь же все просто, без затей, а вкус изумительный.
Collapse )

Из меня прежнего: "Когда б вы знали, из какого сора растут стихи, не ведая стыда..."

Написано былоо более трех лет назад, но думаю будет интересно и вновь притекшим до мерности моея любомудрам.



В 1913 году В.В. Маяковский написал одно из самых знаменитых своих стихотворений. Вот оно:

Я сразу смазал карту будня,
плеснувши краску из стакана;
я показал на блюде студня
косые скулы океана.
На чешуе жестяной рыбы
прочел я зовы новых губ.
А вы
ноктюрн сыграть
могли бы
на флейте водосточных труб?

Каких только глубин не находили в нем! А между тем, там все до банальности просто. Просто нужно знать быт той эпохи, и сразу исчезают все те надуманные смыслы, которые обычно ищут в этом стихотворении.

Разоблачение будет с картинками.
Collapse )

Про архетипы



Это - ритуальный молот Хагена. С этим молотом, но уже настоящим, Хаген во главе семи воинов выйдет на Рагнарек и будет сражаться на стороне асов. Символически этот молот чаще всего изображается крестом Хагена (Хакена). Крест Хакена/Хагена - Хагенкройц/Хакенкройц, т.е. свастика. Хакен - горбун, т.е. это не имя, это эпитет. Имя великого витязя неизвестно. Оно сокрыто, чтобы враги не получили власти над Хагеном.

А теперь внимание! Описание того, где находится Хаген "до благовременья".

Хаген спит в хрустальном гробу в окружении семи гномов, сторожащих его покой. Гроб находится в глубокой пещере (норе), что находится в высокой горе. Гора эта чаще всего имеет эпитет Weiss - Белая.

Кто такие гномы? Гномы вовсе не толстенькие добродушные карлики с бороденками. Гномы, цверги - хранители подземных богатств. Но если мы покопаемся, то окажется, что гномами называли витязей, которых убивали во время погребальной тризны по умершему или погибшему вождю/князю или герою. Никто из дружины не знал, кто станет гномом. Это ведал только распорядитель похорон. Он подносил напитки и выбранным им витязям подносили напиток с мухоморами. Когда они засыпали, их убивали. Потом их клали в могилу охранять покой вождя и погребальные сокровища. Число таких гномов обычно равнялось семи.
Collapse )

Про образованца



Узнал дивное. Писатель Акунин считает, будто Франкенштейн это имя чудовища, а не создавшего его врача. Это все равно, что Шарикова именовать "профессором Преображенским".

Вот тебе и раз! Т.е. роман Мэри Шелли "Франкенштейн, или Современный Прометей" наш "выдающийся" писатель не читал. Знает что-то весьма приблизительно по тому, что о романе говорят его знакомые и пишут в журнальчиках.

Про Пелевина. Мое частное оценочное суждение



Я не считаю Пелевина:
а) умным человеком;
б) хорошим писателем.

То, что пишет он, есть набор банальностей лакея. Лакей видит, как живут господа, может описать распорядок их жизни, то, что они говорят, что и как едят, как поступают. Но он не понимает в принципе побудительных причин их действий. Равно лакей, когда прибывает на отдых в родную деревню, ведет себя со своими родственниками и земляками словно барин. Всех поучает и высказывает "ценные мысли". Пелевин именно это и есть. Плюс еще опыт веществ. И если честно, блевать с его писанины тянет.

PS. Обращаю внимание на заголовок: "Мое частное оценочное суждение"

Про тандем



Тандемы бывают разные. Если говорить серьезно, то лучшие и самые значимые в плане художественной выразительности произведения Маяковский написал в период сотрудничества с Александром Родченко. И все как-то забывают, что в тандеме Родченко-Маяковский Владимир Владимирович был на второй роли, при том роли такой, что его всегда можно было механически заменить.

Генератором идей был Родченко, а Маяковский был только тем, что теперь принято называть "копирайтер". Т.е. Маяковский писал рифмизованные слова к идеям Родченко. Совершенно вторичный и второстепенный персонаж.
Collapse )

Про смердяковых-историков



Прочел акунинскую "Историю". Что хочу сказать? Это, конечно, никакая не история. Это просто сущей воды пропаганда, публицистика под видом истории. Написана она для граждан с отросшим чувством собственного достоинства и следами интеллекта на лице таким же гражданином с отросшим чувством собственного достоинства и следами интеллекта на лице. Если бы он был русским, я бы его назвал очередным смердяковым, но он не русский.

В общем, от чтения я ничего не приобрел, а вот деньги потерял. Хорошо, что меня еще не понесло покупать бумажную книгу, купил в интернете электронную.

И еще. Разбирать эту писанину нет никакого желания. Это - пасквиль, а такого рода литературу оспаривать все одно, что, пардон, в дерьме копаться. Это как с прослушкою "Эха Москвы". Слушаешь и понимаешь, что слова в радиоточке произносит человек, имеющий вместо головы задницу. Так и тут. Поток ментальных нечистот, ничего более не показывающих, как только демонов русофобии самого гнусного паршиву, сидящих в голове автора.

Выкинутые на ветер деньги. Покупать не рекомендую. Если только в библиотеке какой взять за бесплатно.

Про работу над словом и блудомыслие



Говоря о творчестве Льва Николаевича, люди очень часто, сознательно или нет, путают понятия работы над словом и блудомыслия. Часто пишут, что Толстой "много работал со словом", несколько раз переписывая свои романы. Романы только от его "работы со словом" в художественном плане становились все хуже и хуже. Он не работал с самим словом, слогом, он писал простыни своих рассуждалов. Нудных расуждалов. Это как сядет некий рассказчик и почнет сказку или быль рассказывать и будет постоянно пускаться в сторону. Выть захочется очень скоро. В книге, правда, есть возможность всю эту пустопорожнюю толстовскую лабуду пролистывать.

И добро бы эти рассуждалова важны были для сюжета, для понимания психологических мотивов героев, т.е. для понимания их личности и понимания их будущих поступков в романе. Нет же. Это какое-то пережевывание вымени, к самому действию относящееся очень мало.

Это не "работа со словом", это - работа с мыслью, мыслью часто пустой, натужной, выдуманной, лицемерной, лживой. Той мыслью, что и привела его к уходу из Церкви. Если говорить жестко, это - самое натуральное и неприкрытое блудомыслие человека, находящегося в прелести. Такой прелести, где он воображает, что у него есть дар учительный, дар наставника некоего. А дара никакого нет. Есть дар обманщика, некоего фокусника ментального, умеющего выдать ложь за правду. Так что не нужно путать его упражнения в блудомыслии с работой над словом.

Стилистом, не стилизатором, а стилистом, Толстой был весьма средним. Не Гоголь и не Чехов. Совсем не Гоголь, и вовсе не Чехов. Не будем кривить душой.

Другое дело, что талант писателя состоит не только в умении писать вкусно, хотя это главное достоинство любого, кто занимается Les Belles Lettres. Лермонтов в прозе отнюдь не блистал стилем, корявый у Лермонтова стиль в "Герое нашего времени". При жизни Гоголя так, как писал Лермонтов, писать было стыдно. Но при всей корявости стиля Лермонтов таки написал великий роман. Так и Толстой при всех его огрехах в стилистическом плане (я его рассуждалова выкидываю за скобки) написал великие романы. "Войну и мир" стоит читать только за "Небо Аустерлица", за "Дуб", за разговор Наташи, подслушанный Болконским. Уже эти места делают "ВиМ" одной из вершин русской литературы. Но вовсе не те бесконечные предложения в абзац длинною, сквозь которые продираешься как сквозь бурелом некий - палки, гниль, поганки, труха, а в итоге оказываешься на краю оврага, где течет мутный ручей.

(no subject)



Чем больше думаю о Чехове, тем отчетливей понимаю, что в 20 веке не было ни одного русского писателя, что мог бы сравниться с ним по силе писательского дарования. Увы. И очень жаль, что он прожил так мало.